День дітей (子供の日, Кодомо-но-хі)

У Японії травень вважають першим літнім місяцем, це час найважливіших сільськогосподарьких робіт: висаджують рисову розсаду на основні поля, сіють злаки та бобові, доглядають за овочевими культурами, бороються з шкідниками. Від травневих робіт залежатиме врожай, а відтак і життя людей весь наступний рік. Піклуючись про врожай, здоров’я близьких і, насамперед, дітей, проводили різноманітні магічні обряди. На початку травня, у день, коли визначали погоду на весь сезон, проводили свято, відоме тепер як День дітей, Кодомо-но-хі, (子供の日, こどものひ). Але днем усіх дітей це свято стало тільки після Другої Світової, а до того було Святом хлопчиків (якщо у дівчат є свято, то і хлопцям потрібно своє!). Так що травневе свято і до сьогодні зберігає свій традиційний колорит і вважається насампаред “хлопчачим”. Read more... )
День дітей (子供の日, Кодомо-но-хі)

У Японії травень вважають першим літнім місяцем, це час найважливіших сільськогосподарьких робіт: висаджують рисову розсаду на основні поля, сіють злаки та бобові, доглядають за овочевими культурами, бороються з шкідниками. Від травневих робіт залежатиме врожай, а відтак і життя людей весь наступний рік. Піклуючись про врожай, здоров’я близьких і, насамперед, дітей, проводили різноманітні магічні обряди. На початку травня, у день, коли визначали погоду на весь сезон, проводили свято, відоме тепер як День дітей, Кодомо-но-хі, (子供の日, こどものひ). Але днем усіх дітей це свято стало тільки після Другої Світової, а до того було Святом хлопчиків (якщо у дівчат є свято, то і хлопцям потрібно своє!). Так що травневе свято і до сьогодні зберігає свій традиційний колорит і вважається насампаред “хлопчачим”. Read more... )

菊の節句 (きくのせっく, Кіку-но секку)

хризантема Ранкова роса!
На хризантемах
Перлами сяє.


     Японці мають одну рису характеру, яка мені особливо подобається - це вміння помічати й цінувати навіть найменші прояви прекрасного. Дуже яскраво це помітно у ставленні до природи: ще з давніх часів усе, що оточувало японця, ставало предметом споглядання - зимова слива, сакура, півники, молоде листя і трава, хризантеми, сніг, багряне листя клена.
     Хризантема в цьому ряду займає особливе місце, адже відповідно до уявлень, запозичених з Китаю, ці квіти мають магічну силу й можуть продовжувати життя: китайська легенда розповідає про ченця, який жив до нашої ери - він прожив понад 700 років завдяки тому, що пив росу з хризантем.
     Хризантему не просто люблять - їй вклоняються малі та старі, імператор і останній жебрак. З давнини, коли починали цвісти 菊 (きく, кіку, хризантеми), прості люди прикрашали ними будинки, а знать розважалась катанням на "хризантемових" човнах. Про хризантеми складали вірші, співали пісні, заради них влаштовували поетичні турніри. На довгих паперових стрічках тушшю з особливим старанням писали вірші відомих поетів і розвішували їх на деревах, щоб вітер розніс славу про красу квітів по всьому світу. Так було в епоху Хейан, багато з того живе й по сьогодні - в наші дні в імператорському палаці влаштовують літературний турнір, на якому свій вірш може прочитати і звичайний японець і імператор.

朝茶のむ僧静也菊の花

あさちゃのむそうしづかなりきくのはな

1690
Мацуо Басьо
Чернець розслаблено
Ранковий чай смакує
А поруч – хризантеми у цвіту

(Переклад І. Бондаренка)

Read more... )

Джерела та посилання:

1. "Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии. Годовой цикл",
1989 г. Москва, "Наука", Главная редакция восточной литературы
2. Японія сьогодні
3. Хідетосі Міцуо, Свято хризантем
4. Фотографії хризантем




Статті українською на http://uanime.org.ua/

菊の節句 (きくのせっく, Кіку-но секку)

хризантема Ранкова роса!
На хризантемах
Перлами сяє.


     Японці мають одну рису характеру, яка мені особливо подобається - це вміння помічати й цінувати навіть найменші прояви прекрасного. Дуже яскраво це помітно у ставленні до природи: ще з давніх часів усе, що оточувало японця, ставало предметом споглядання - зимова слива, сакура, півники, молоде листя і трава, хризантеми, сніг, багряне листя клена.
     Хризантема в цьому ряду займає особливе місце, адже відповідно до уявлень, запозичених з Китаю, ці квіти мають магічну силу й можуть продовжувати життя: китайська легенда розповідає про ченця, який жив до нашої ери - він прожив понад 700 років завдяки тому, що пив росу з хризантем.
     Хризантему не просто люблять - їй вклоняються малі та старі, імператор і останній жебрак. З давнини, коли починали цвісти 菊 (きく, кіку, хризантеми), прості люди прикрашали ними будинки, а знать розважалась катанням на "хризантемових" човнах. Про хризантеми складали вірші, співали пісні, заради них влаштовували поетичні турніри. На довгих паперових стрічках тушшю з особливим старанням писали вірші відомих поетів і розвішували їх на деревах, щоб вітер розніс славу про красу квітів по всьому світу. Так було в епоху Хейан, багато з того живе й по сьогодні - в наші дні в імператорському палаці влаштовують літературний турнір, на якому свій вірш може прочитати і звичайний японець і імператор.

朝茶のむ僧静也菊の花

あさちゃのむそうしづかなりきくのはな

1690
Мацуо Басьо
Чернець розслаблено
Ранковий чай смакує
А поруч – хризантеми у цвіту

(Переклад І. Бондаренка)

Read more... )

Джерела та посилання:

1. "Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии. Годовой цикл",
1989 г. Москва, "Наука", Главная редакция восточной литературы
2. Японія сьогодні
3. Хідетосі Міцуо, Свято хризантем
4. Фотографії хризантем




Статті українською на http://uanime.org.ua/

Посиделки в Наре вокруг кухонного очага

...
К слову сказать, в Наре в канун Нового года куда спокойнее, нежели в Киото или Осаке.
За купленное в долг здесь люди вносят столько денег, сколько могут, а остальное обещают вернуть в следующий раз; заимодавцы верят им на слово и больше не беспокоят перед праздником. Часам к десяти вечера все жители Нары заканчивают свои дела, и в каждом доме устраиваются новогодние на кухне. Там загодя разжигают очаг и устилают земляной пол циновками, на которых рассаживаются все домочадцы, начиная с хозяина и кончая слугами. По местному обычаю, они вместе пекут круглые моти, используя, как это принято в Наре, формочки из бамбуковых колец, и тут же ими лакомятся. До чего приятное это зрелище семейного благополучия!
Простолюдины, которые живут на северных окраинах города, по обыкновению, начинают свой праздник посещением дома Инабы – помощника святого настоятеля храма Кофукудзи. После этого они обходят весь город, возглашая у каждого дома: «Богатство, богатство, богатство!» - и всюду им подают рисовые лепешки и медяки. Если присмотреться, они напоминают тех, кого в Осаке зовут «изгоняющими беды».
В первый день Нового года, чуть забразжит рассвет, улицы оглашаются выкриками торговцев картинками с изображением бога Дайкоку, сидящего на мешке с сокровищами: «Покупайте мешки со щастьем, не проходите мимо своего счастья!» На рассвете второго дня раздаются голоса: «Эбису, кому Эбису!» А на третье утро Нового года торгуют картинками, изображающими бога сокровищ Бисямона: «Кто еще не купил Бисямона, подходите скорее!» Так три утра подряд зазывают покупателей продавцы богов счастья.
По существующему в Наре обычаю в первый день года жители не ходят друг к другу с новогодними поздравлениями, зато отправляются на поклон в храм Касуга-даймёодзин. По этому случаю собирается вся семья – даже самые дальние родственники, и нет конца их оживленным беседам. При этом чем многочисленнее родня, тем больше к семье уважения.


Источник:
Ихара Сайкаку, "Заветные мысли о том, как лучше прожить на свете", "Гудьял-Пресс", М., 2001 г.

Посиделки в Наре вокруг кухонного очага

...
К слову сказать, в Наре в канун Нового года куда спокойнее, нежели в Киото или Осаке.
За купленное в долг здесь люди вносят столько денег, сколько могут, а остальное обещают вернуть в следующий раз; заимодавцы верят им на слово и больше не беспокоят перед праздником. Часам к десяти вечера все жители Нары заканчивают свои дела, и в каждом доме устраиваются новогодние на кухне. Там загодя разжигают очаг и устилают земляной пол циновками, на которых рассаживаются все домочадцы, начиная с хозяина и кончая слугами. По местному обычаю, они вместе пекут круглые моти, используя, как это принято в Наре, формочки из бамбуковых колец, и тут же ими лакомятся. До чего приятное это зрелище семейного благополучия!
Простолюдины, которые живут на северных окраинах города, по обыкновению, начинают свой праздник посещением дома Инабы – помощника святого настоятеля храма Кофукудзи. После этого они обходят весь город, возглашая у каждого дома: «Богатство, богатство, богатство!» - и всюду им подают рисовые лепешки и медяки. Если присмотреться, они напоминают тех, кого в Осаке зовут «изгоняющими беды».
В первый день Нового года, чуть забразжит рассвет, улицы оглашаются выкриками торговцев картинками с изображением бога Дайкоку, сидящего на мешке с сокровищами: «Покупайте мешки со щастьем, не проходите мимо своего счастья!» На рассвете второго дня раздаются голоса: «Эбису, кому Эбису!» А на третье утро Нового года торгуют картинками, изображающими бога сокровищ Бисямона: «Кто еще не купил Бисямона, подходите скорее!» Так три утра подряд зазывают покупателей продавцы богов счастья.
По существующему в Наре обычаю в первый день года жители не ходят друг к другу с новогодними поздравлениями, зато отправляются на поклон в храм Касуга-даймёодзин. По этому случаю собирается вся семья – даже самые дальние родственники, и нет конца их оживленным беседам. При этом чем многочисленнее родня, тем больше к семье уважения.


Источник:
Ихара Сайкаку, "Заветные мысли о том, как лучше прожить на свете", "Гудьял-Пресс", М., 2001 г.

Легче увидеть алые листья клена весной, нежели купить лангуста к новому году

С давних времен к новогоднему празднику люди устанавливают в своих домах горку счастья Хорай, украшают ее ветками сосны и папоротника. Но если посреди этой зелени не алеет лангуст, праздничное настроение неизбежно омрачается. Бывает, правда, что лангусты сильно дорожают, и тогда в бедных семьях и в домах со скромным достатком Новый год встречают без них.
Несколько лет назад, например, не уродились апельсины дайдай, и их продавали по четыре, а то и пять бу за штуку, поэтому беднота покупала вместо них плоды померанца – так и выходили из положения. Но плоды померанца хотя бы по форме и по цвету не отличить от апельсинов. А вот заменить лангуста простой креветкой – все равно что надеть платье с чужого плеча. Тем не менее для бедняков иного выхода нет.
...
Раз уж без лангуста не украсить горку Хорай, каждый стремится его купить, пусть даже за тысячу канов. Поэтому в предновогодние дни во всех рыбных лавках лангусты идут нарасхват, и достать их так же трудно, как какую-нибудь заморскую диковину. Ну, а в самый последний день года даже усов от них уже не сыщешь. Тогда отправляются на поиски лангустов, - ну как не сравнить их с алыми листьями клена! – в бедные рыбачьи хижины неподалеку от бухт и кричат на все побережье: «Куплю лангуста!»


Источник:
Ихара Сайкаку, "Заветные мысли о том, как лучше прожить на свете", "Гудьял-Пресс", М., 2001 г.

Легче увидеть алые листья клена весной, нежели купить лангуста к новому году

С давних времен к новогоднему празднику люди устанавливают в своих домах горку счастья Хорай, украшают ее ветками сосны и папоротника. Но если посреди этой зелени не алеет лангуст, праздничное настроение неизбежно омрачается. Бывает, правда, что лангусты сильно дорожают, и тогда в бедных семьях и в домах со скромным достатком Новый год встречают без них.
Несколько лет назад, например, не уродились апельсины дайдай, и их продавали по четыре, а то и пять бу за штуку, поэтому беднота покупала вместо них плоды померанца – так и выходили из положения. Но плоды померанца хотя бы по форме и по цвету не отличить от апельсинов. А вот заменить лангуста простой креветкой – все равно что надеть платье с чужого плеча. Тем не менее для бедняков иного выхода нет.
...
Раз уж без лангуста не украсить горку Хорай, каждый стремится его купить, пусть даже за тысячу канов. Поэтому в предновогодние дни во всех рыбных лавках лангусты идут нарасхват, и достать их так же трудно, как какую-нибудь заморскую диковину. Ну, а в самый последний день года даже усов от них уже не сыщешь. Тогда отправляются на поиски лангустов, - ну как не сравнить их с алыми листьями клена! – в бедные рыбачьи хижины неподалеку от бухт и кричат на все побережье: «Куплю лангуста!»


Источник:
Ихара Сайкаку, "Заветные мысли о том, как лучше прожить на свете", "Гудьял-Пресс", М., 2001 г.

Повесть о зеленщике, сгубившем ростки любви

...Любовь овладела сердцем О-Сити.
- Кем изволит быть этот молодой человек? - спросила она у служки, и тот отвечал ей:
- Это Китидзабуро-доно, по фамилии Оногава. Он чистокровный ронин (1), но человек с мягким сердцем и великодушный.
Слова эти еще более разожгли чувство О-Сити, и вот она, хоронясь от людских глаз, написала любовное письмо и украдкой переправила его Китидзабуро.
Случилось так, что того, кто служил ей посредником, сменил другой человек, но все же в конце концов и от Китидзабуро стали приходить письма, в которых он всячески выражал ей свою любовь.
Их чувства слились, как два потока. Да, это действительно была взаимная любовь! Их уже не удовлетворяла переписка - каждый из них любил и был любимым. Они ждали удобного случая...
Подобное ожидание и есть, пожалуй, наша жизнь в этом мире.
Терзаемые любовью, они скоротали последний день месяца, а с рассветом пришел уже и новый год.
Украсили ворота молодыми сосенками - направо, как полагается, ставит женщина, налево - мужчина. А откроешь календарь, - ну не забавно ли? - и там день женщины! (2)
Но удобного случая не было, не удавалось им соединить свои изголовья.
Миновал седьмой день января, когда собирают "для любимого семь сортов молодой травы" (3), прошел девятый день, а за ним десятый, одиннадцатый... вот уже и вечер четырнадцатого дня! Сегодня кончаются дни сосны (4), все "прошло напрасно, как сон"! (5)



Примечания:

1) ...чистокровный ронин... - самурай, не находящийся на службе у определенного господина. Служка подчеркивает мягкосердечие и великодушие Китидзабуро как черты, обычно не свойственные воину.
2) День женщины - название второго дня нового года.
3) ...собирают "для любимого семь сортов молодой травы"... - 7 января собирают семь разных видов молодой зелени. В поэтической антологии X в. "Кокинсю" есть стихотворение неизвестного автора: "Для любимого, выйдя в весеннее поле, собирала молодую траву".
4) ...кончаются дни сосны... - Украшения из веток сосны у ворот японского дома в новогодние праздники стоят 14 дней, именуемых "днями сосны".
5) ...все "прошло напрасно, как сон"! - Строка из поэтического сборника XII в. "Сэндзай вакасю", "Сон в весеннюю ночь".

Источник:
Ихара Сайкаку, "Пять женщин, предавшихся любви", "Азбука", С.-П., 2000 г.

Повесть о зеленщике, сгубившем ростки любви

...Любовь овладела сердцем О-Сити.
- Кем изволит быть этот молодой человек? - спросила она у служки, и тот отвечал ей:
- Это Китидзабуро-доно, по фамилии Оногава. Он чистокровный ронин (1), но человек с мягким сердцем и великодушный.
Слова эти еще более разожгли чувство О-Сити, и вот она, хоронясь от людских глаз, написала любовное письмо и украдкой переправила его Китидзабуро.
Случилось так, что того, кто служил ей посредником, сменил другой человек, но все же в конце концов и от Китидзабуро стали приходить письма, в которых он всячески выражал ей свою любовь.
Их чувства слились, как два потока. Да, это действительно была взаимная любовь! Их уже не удовлетворяла переписка - каждый из них любил и был любимым. Они ждали удобного случая...
Подобное ожидание и есть, пожалуй, наша жизнь в этом мире.
Терзаемые любовью, они скоротали последний день месяца, а с рассветом пришел уже и новый год.
Украсили ворота молодыми сосенками - направо, как полагается, ставит женщина, налево - мужчина. А откроешь календарь, - ну не забавно ли? - и там день женщины! (2)
Но удобного случая не было, не удавалось им соединить свои изголовья.
Миновал седьмой день января, когда собирают "для любимого семь сортов молодой травы" (3), прошел девятый день, а за ним десятый, одиннадцатый... вот уже и вечер четырнадцатого дня! Сегодня кончаются дни сосны (4), все "прошло напрасно, как сон"! (5)



Примечания:

1) ...чистокровный ронин... - самурай, не находящийся на службе у определенного господина. Служка подчеркивает мягкосердечие и великодушие Китидзабуро как черты, обычно не свойственные воину.
2) День женщины - название второго дня нового года.
3) ...собирают "для любимого семь сортов молодой травы"... - 7 января собирают семь разных видов молодой зелени. В поэтической антологии X в. "Кокинсю" есть стихотворение неизвестного автора: "Для любимого, выйдя в весеннее поле, собирала молодую траву".
4) ...кончаются дни сосны... - Украшения из веток сосны у ворот японского дома в новогодние праздники стоят 14 дней, именуемых "днями сосны".
5) ...все "прошло напрасно, как сон"! - Строка из поэтического сборника XII в. "Сэндзай вакасю", "Сон в весеннюю ночь".

Источник:
Ихара Сайкаку, "Пять женщин, предавшихся любви", "Азбука", С.-П., 2000 г.